Ветер и Лозиновка

Осенью лесом дубовым шел Ветер — ни стар, ни молод, руки-ноги длинные, глаза навыкат, борода лохматая, на поясе труба; от скуки с верхушек дубовых последние листья смахивал, ногами топтал. Сопел, озирался сердито.

И вдруг птичка — Лозиновка — пушистая, маленькая, желтенькая, с синей головкой, носом кору долбит, прыгает, чирикает, вертлявая, бойкая, звонкая…

— Тинь-тинь-тинь! — вниз головкой качается, звенит, как лесной колокольчик.

Остановился, залюбовался Ветер.

— Ишь ты, какая нарядная!

— Я? На-ряд-ная!. . Тинь-тинь-тинь…

— Ишь ты, какая веселая!

— Я? Ве-се-лая!.. Тинь-тинь-тинь…

— А жалко тебя. Скоро зима, снег, морозы, метели, вьюги… Волки рыскать будут, — хорошо ли?

Повела плечиком Лозиновка, задумалась:

— Нехорошо… Снег, морозы, — нехорошо.

— А куда я-то шагаю сейчас, — теплынь там: пальмы, небо синее, море… И зимы там никакой не бывает… Полетим со мною, — хочешь? Я донесу.

Захлопала крыльями Лозиновка: «Полетим, полетим!» села Ветру на левый мизинец, точно камешек из колечка; поправил Ветер трубу на поясе, чтобы ловчее, спрятал бороду за ворот, чтобы не трепалась, выпрямил стан, нагнул голову, — помчался.

*

Черемушник высок, а они выше, дубы высоки, — а они выше, лес велик, — а они уж над лесом, тучи Бог знает где, — а они уж вот они — под самыми, под самыми тучами.

Куда же это? Испугалась Лозиновка, свалилась комочком вниз, в дубовый лес, — только там и очнулась.

Посмотрел на мизинец Ветер, а Лозиновки нет; оглянулся туда-сюда, — нет; нигде нет; пропала.

Затрубил от досады Ветер в свой рог, замесил по тучам ногами (а ноги длинные), схватился руками с тучами (а руки длинные), кидал тучами, как шапками, накидал в одно место целую гору, примял эту гору — все от досады, так, что вниз даже дождик хлынул и темно внизу стало, — а потом повыше туч пошел Ветер, куда хотел, — что ни шаг — верста, что ни шаг — верста, что ни шаг — верста: за час тысячу верст отмахал, на теплое море спустился, гонять кораблики.

А Лозиновка хитрая-хитрая: чуть только хлынул дождик, — нырнула она в мягкое дупло, перебрала перышки носиком чинно и не спеша, и об Ветре думала:

— Вот и поторчи теперь на дождю, длинноногий! То ли дело я-то: сижу себе в теплоте, в мягкоте; и сухо, и прелесть как уютно, и гнилушками пахнет.

И добавляла, про свой испуг вспоминая: — Какой дурак!

Жар-птица. Книжка первая. Детские сборники Издательства «Шиповник». СПб.: Издательства «Шиповник». Типо-литография Акционерного Общества «Самообразование», стр. 46-47, 1911

Добавлено: 08-05-2020

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*