Вічность

Где вселены межа послідня,
   И преділ непреходимый,
Котораго и мысль негодна
   Понять, ни превосходимый
Ум, — где тілесное вещество
   Перестанет, и все существо;
   Там неизмірна глубина,
Все празность, пуста пучина,
      И бездна бесконечна.

Тишина всюду постоянна
   Як непреплавный понт стоит,
Без жизни все жизнь непрестанна, 
   Где світ, мрак вкупі ся споит,
Там пространство без міры, без числ,
Которое острійшая мысль
   Когда познати желает,
   Як искра гнеть пропадает,
      И ум в слабости падет.

Сіе мы Вічность называем,
   Неизмірное существо,
Без начала ціль узнаваем
   Безъестественно естество,
Что было, эсть, будет без творца,
Начала незная, ни конца,
   В себі от себе сложенно,
   И никогда воплощенно,
      Тли, смерти неискусно.

Все бывше в том пропадает,
   Сіе всіх существ сборище,
Что лишь жив, там долг отдает,
   Там счезнет все сокровище,
Як быстро текущи потоки
Сольются в глубокія ріки.
   С ними в морскую глубину
   Валятся в бездну, в пучину
      Потеря свой прежній став.

Там міріады неисчисленны
   Различных народных племен,
И сіни бывших несмыслениы
   Сладостно претекших времен.
Они якбы несутствовали,
Без отличія всі пропали,
   Як счез соломяный пламень,
   Якь в глубину бросен камень:
      Незапно минулися.

Таже Вічность неописана
   На безграничном престолі
Царица всіх времень преславна
   Владія в широком полі,
Як бездное море всі воды,
Притягает к себі дни, годы,
   Вся времена из своих лон,
   Высылает во мір сей вон,
      И с нову их поклинет.

Времена ей Сыны, и дщери,
   Несчислимое множество,
Полны сіни, дворы, пещеры,
   Все непрестанно торжество,
Они тли, и смерти незнают,
Непрерывну жизнь ощущают,
   Як быстрая ріка текут,
   Но во віки неистекут,
      Им день и нощь все одно.

Гнетется толпою множество,
   Годов, они однородны,
Непремінное их эстество,
   Всі себі со всім подобны,
Время им все настоящеэ,
Им прошедше, и будущеэ
   Неискусно, хоть годины
   Текут бігом, но сідины
      Никогда им прибудут.

То эстество непохопимо
   Умом, пиже доводами,
Или спорами изяснимо
   Ни мудрости нарадами,
Оно вида круглаго кольца,
Без преимущества, и конца,
   В себі, от себе, собою
   Сталося Божею судьбою,
      Все живет, и все живит.

И тім кольцом непостижимым
   Временя снуются кругом,
Постоянно зыблют движимым
   Еластическим упругом,
Хотяй друг за другим ся снует,
Но друг другу непрепятствует,
   Як все текущи ручи,
   Як сіяющіи лучи
      Без перепон споятся.

Вічность! Царица безгранична
   Зрящи движение дітей,
Своих, без уважения лична
   Пускает их рядом в мир сей,
Назначая им теченія,
Но не подаст поученія
   Правом, волею, страстію
   Обдаряет их властію
      Чтоб владіли, як знают.

И они сей час полновластно
   Приходят по едину в мір,
Узду правленій безопасно
   Схватят, не имія примір,
Часто скорбь, біды приношают,
Земным в горестный вздох брошают,
   Місто доли племным жаром,
   Часто огненным ударом
      Показуют своих сил.

Се один безумным выходом
   Вознесся вселены на трон,
Все смішает шутым разводом,
   Як без опасный Фаетон; —
Другій гордым духом приходит,
Бунт, мятеж, и войны наводит, —
   Третій сыплет на нивы глад, 1 Перейти к сноске
   Нося земному смерть и глад,
      И на то лишь сміется.

По сліпому случаі біжя
   Краткаго теченія круг,
И нагубу свою не віжя
   С кругом избывает вдруг,
Без надежды воскресенія
Скончав біл свого теченія
   Отдает другому узду,
   И сей час діл достойну мзду
      Во пропасти пріемлет.

Избыв; — но никогда избудет,
   Пропасть его бессмертна жизнь,
Беспечальна где страсть пребудет,
   Откуду странна есть болізнь,
Где сладкій покой живоносный,
Світ світов никогда учасный,
   Там в объятій матерних лон
   Воздремлет непрерывный сон,
      Сладости вес наполнен.

О Царице віков могуща!
   Прійми уж скончавшийся год,
В твое лоно, — прощающа,
   Подай му благій переход; —
Но молим тя, помяни нас с нов,
И посли нам от твоих сынов
   Премудраго, покорнаго,
   Покойнаго, и мирнаго,
      Человіколюбнаго.

Вміни ему кріпкой силы
   И благоразумія дар,
Затули му жестокы стрілы,
   Угаси наремности жар,
Чтоб праведно, и благосклонно,
Всім из обилием неполно
   Управлял по твоей волі,
   Пріятельно нашей долі,
      Бідным смертным угожал.

В тексте 1 Чи має быти «хлад»? (Зам. выд.) (Примечание составителя)

Поэзии Александра Духновича. Первое издание. Ужгород: Издательство Товарищества «Просвита», стр. 37-41, 1922

Добавлено: 02-02-2018

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*