Видение (Весенней ночью благодатной…)

Весенней ночью благодатной
В тоске я вышла на крыльцо:
Прохладный ветерок приятно
Мне дул в горячее лицо.
Картина Петербургской ночи
Не долго льстила мне собой:
Я пристально вперила очи
В шатер эфира голубой.
Казалось, облака бежали
На спор, одни других скорей,
Волнуясь, взор мой ослепляли
Воздушной белизной своей.
Луна, красавица ночная,
На землю серебро лила,
И как Царицу провожая
За нею купа звезд текла.
И так все было чрезвычайно
В подзвездной лунной высоте,
Что я завидовала тайно
Ее небесной красоте.
С вниманьем жадным устремила
Я на счастливицу свой взор
И вдохновенная вступила
В безмолвный с нею разговор:
— Луна, полночная Царица! —
В мечтаньях так я начала, —
Ах! здесь-ли может что сравниться
С красою твоего чела?
Одна, сияя над звездами,
Ты затмеваешь их собой!
Твоими бледными лучами
Свод неба красен голубой;
Тебе поэты воссылают
Нельстивые, Луна, хвалы,
Тебя скрыть тучи не дерзают,
Как доблесть зависти хулы.
Ты несчастливцев обожанье:
Они, как друга, ночью ждут
Твое жемчужное сиянье;
При нем мечты их вновь цветут.
Тебе в воздушном звездном поле
Нет ни соперниц, ни врагов;
На небесах, как на престоле,
В сияньи тысячи миров,
В пучине облачного моря,
Как в зыбке милое дитя,
Не знаешь ты земного горя,
Не тронет злость людей тебя.
Там, где твое граничит царство,
Все так прекрасно, так светло!
Не лесть, ни мщенье, ни коварство
Не потемнят твое чело.
Друзей, подруг ты не имеешь,
Кто может стоить чувств твоих?
Обманов их не разумеешь;
Ты выше наших чувств земных!
Страстей борьбы не понимаешь,
Ни гибельной любви огня;
В разлуке с другом не страдаешь…
О! как ты счастлива, Луна!
Умолкла я. Она бросала
Свое сиянье мне на грудь;
Я млела, будто ожидала
Чудесного чего нибудь.
Все вкруг меня одушевилось,
Предстало в радужном венце….
И сердце сладостней забилось,
Румянец вспыхнул на лице.
Казалось, будто кто крылами
Меня невидимый обнял;
И, мнилось мне, под облаками
Мой дух восторженный летал.
Вдруг всю меня свет златоясный,
Неизъяснимый окружил,
И голос нежный и прекрасный
Мне из луны заговорил:
«Зачем ты, дева молодая,
Моей завидуешь судьбе?
Когда-б ты знала, о земная!
Как грустно одинокой мне!
Я все открыть тебе желаю,
Внимай ты жалобе моей:
Я не блаженствую, страдаю,
Я не счастливей вас людей!
Страданье, радость золотую
Вам сладко с другом разделять,
На море жизни бурю злую
Вам с ним отрадней испытать.
Без верной цели, без желанья,
В тиши полуночной одна,
Как тень разрушенного зданья
Без жизни существую я.
Как ночью светоч погребальный
Над урной зыблется порой,
Так блеск лучей моих печальный
На землю льется в тьме ночной.
Когда-ж полудня Царь прелестный
Владенья мира золотит,
Незримый в вышине, безвестный,
Как со стыда, мой луч сокрыт.
Угаснет Царь, и я скитаюсь
Как гроба трепетная тень,
За тем, чьим блеском озаряюсь,
За тем, кем долу красен день,
Но, ах! напрасно я тоскую,
И день и ночь себя томлю:
Зарю он любить золотую,
А на счастливицу твою
Животворящее сиянье
Почти презрительно лия.
Не обратить свое внимание
Светил владыко на меня.
Напрасно блещет совершенство
Моей всехвальной красоты.
Так в чем же, смертная, блаженство
Любимицы твоей луны?»
Тут голос с высоты небесной
Умолк; волшебный блеск пропал.
Оглянулась я; но глас прекрасный
Еще в ушах моих звучал.
Денница небо золотила,
Летя на розовых крылах,
Ее соперница спешила
Скрыть луч ревнивый в облаках.

Собрание сочинений в стихах Елисаветы Шаховой. СПб.: «Екатерининская» типография. Часть I, стр. 20-22, 1911

Добавлено: 26-07-2019

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*