Возвращенье домой

Клянусь я вам, — то не острота:
Когда «Пашинные ворота»
Я из вагона увидал, —
Я слез поток, едва с держал;
Когда ж Тузлов мелькнул кристаллом
В очах моих перед вокзалом;
Когда увидел я острог, —
Ей-Богу, слез сдержать не мог.
По-преждему все спит исправно,
Новочеркасск, в твоей дыре:
Все те же домики забавно
Желтеют на полу-горе.
В вокзальном сквере почивают,
Как прежде, босяки — толпой,
И сны зловещие летают
Над их преступной головой.
Полиция кругом незрима;
И спит, спокоен и угрюм,
Приятель Горького Максима —
Босяк, властитель наших дум.

—————

За сквером — без конца тоскливый
Крещенской улицы подъем,
Венчанный аркой горделивой;
Вон вправо — архирейский дом.
Но вот и площадь. Перед нами
Собор в могучей красоте
Блестит злачеными главами
На синей неба чистоте.
Но войску это украшенье —
Увы! «в копеечку влилось»,
Все главы перед золоченьем
«Пропотинировать» пришлось.
Сначала, видите-ль, судили:
«Позолотить или шпадлевать,
А там покрасить?» И решили:
«Давайте потинировать!
Пятнадцать тысяч всего станет,
А золотить — так шестьдесят,
Коли не семьдесят, потянет,
И наш расход учетверят
Главы, блестящие без нужды
(Не тем велик нам сакрамент!);
И, всяких подозрений чужды,
Взялися за эксперимент.
О, химия! ты своей славы
Не поддержала. Срам и стыд:
Потинированные главы
Прежалкий представляли вид!
Настолько жалкий, что пришлося
Их поскорей позолотить…
Вот как искусно удалося
Расход по смете сократить!
Расход сверхсметный оказался
В пятнадцать тысяч… невзначай;
Тому весь город удивлялся.
С особым мнением остался
Один лишь «Приазовский Край».

—————

Но дальше. Улицей «Большою»
Въезжаю в город. Тот же вид:
Все тот же Платов булавою
Врагам отечества грозить.
А вот, игрушка из игрушек, —
Дворцовый сквер. Люблю его!
Хочь почему то, кроме пушек,
В нем никогда нет никого.
Есть слух, что, будто, не пускают
Разгуливать без дела тут:
Пусти, — деревья поломают;
Пожалуй, — пушки унесут.
Весьма обидное сознанье…
Но, согласитесь, что едва-ль,
Чтоб уж совсем без основанья
Такая пущена «мораль».

—————

Вот и окончена дорога, —
Я у подъезда. Как я рад!
Опять я дома, слава Богу.
Опять — каймак, опять халат,
Несложной жизни темп спокойный
Без треволнения, без борьбы,
Текущий правильно и стройно
По воле матери — судьбы.

1903 г.

А. И. Петровский. Фельетоны в стихах. Новочеркасская летопись. Новочеркасский Чацкий. Новочеркасск: Областная войска Донского Типография, 1910

Добавлено: 10-09-2016

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*