Я в кругу мерцающем долго был один…

Посв. А. H. У.

Я в кругу мерцающем долго был один,
В гроте зачарованном вечный паладин.

Страшен круг, безжалостен! Гаснет крик в тиши,
Лишь покинет зарево страждущей души.

Но в кристаллах дальности вспыхнул слабый свет… —
Ты родной иль чуждый мне, легкий силуэт?

Ты — прекрасный, пламенный!.. Ты, как солнце, горд,
Но ко мне страдания долетел аккорд.

Пламя и жемчужные выси горних мук —
Знаю! — это молнии, это мне отзвук.

Ты сверкнул, измученный мраком и тоской,
И в кругу — мерцающий, радостный покой.

На вершинах холода, там, где лишь снега,
Встретятся сияния, вспыхнут жемчуга,

И мгновенье встречное будет смертным сном:
В блеске остановятся звуки дольних дрем.

Это разве страшно нам? Этого хочу!
Лишь на миг приблизиться к острому лучу

И понять невнятное, что горит в тебе,
В жемчугах и пламени, в огневой борьбе.

И, поняв невнятное, странно уловить
Вечно ускользавшую, роковую нить.

И тогда почувствовать в заповедный миг
Стон изнемогающий и желанный крик.

Ты пришел, и — видишь ты? — башня изо льда!
Значит, из безумия встала красота.

Значит, мир окутанный мглою тяжких снов
К световым причастиям будет вновь готов.

И мои томления и твой крик вдали
Чудно претворяются в яркий звон земли.

Отдел «Молнии в сумраке»

Федор Камышнюк. Музыка боли. Стихи. Харбин: Издатель Ф. Старовойтов, 1918

Добавлено: 04-07-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*