Январская метель

Эпиграф:

“Белая метелица, по оврагам стелется. Вы верните мне мою любовь?! Посреди бездонных снов?!
О, моё сердце тихо стонет, забывая милые черты, и по всей округе воет метель несбывшейся мечты”.

(Сл. Владислав Немировский).

ПРОЛОГ

Январь. Метель. Зимний вечер.
Франция. Париж. Начало XIX века.

В небосклоне, ласково голубом, в озябшем воздухе ночном, одиноко и тоскливо мела январская метель, она безропотно и игриво стелила пушистую постель на уснувшие дома. В небосклоне, ласково голубом, в зимнем парке городском, над одинокой ивой, звенела январская метель, она печально и неторопливо стелила пушистую колыбель на продрогшие луга.

Смеркалось. Над елисейскими полями становилось промозгло и звёздно. Морозный туман бродил в безмолвии сада, где облетевшая липа дремала под белой накидкой. Черноокий кучер, Алексей пригнал поздно почтовых коней, он остановился возле фасада, и отворил продрогшую кибитку. Он, пройдя через берёзовое полесье, лёгкой поступью вступил на подзамёршее крыльцо, и не спеша вошёл в старинное поместье. В столь поздний час, когда луна светила на зимний каскад, madame Ирэн, взяв в руки тайное письмо прошептала: – “Благодарю Вас” и проводила лакея на улицу назад.

Город уснул. За окнами бледно – тусклая звезда на одно короткое мгновение осветила окна замёрзшие инеем, и на одно лишь непонятное сомнение снова спряталась в городском пейзаже зимнем. В усадьбе седой художник Андрэ, накинул на плечи пуховой плед, и присел в тёплое кресло, он долго смотрел, как январь на увядшем календаре, рисовал портрет его юности ушедших лет. В гостиной мерцали белые свечи, огонь камина давно погас, и в зимний январский вечер, я с грустью вспоминала о Вас.

НОЧНОЕ ПИСЬМО АЛЕКСАНДРА

“Bonsoir, о любимая Ирэн! Я в сердце помню, наш зимний день расставания, когда затаил дыхание рассвет!? Я не могу поверить, милая, ведь прошло столько много горьких лет, но я не перестал Вас любить на расстоянии?!  О, свет моих очей, как Вы там без меня в одиночестве? Вам там хоть не холодно?! Я вам пишу в таинстве свечей и январский снег, словно небесное пророчество в объятиях незнакомого города в искушение морозного снегопада.

Знаете, Вы наверно не поверите, но я вечно буду помнить Ваш образ в туманной мгле, и нектар медовых губ, и нежность тонких рук. Вы помните, о наш великий Петербург, где я с Вами простился под властью январских вьюг?! А теперь я один, слышите, только один, в сиянии перламутра горько плачу у зимнего окна и сиротливая в небе луна в свете пасмурного утра с укором смотрит в мои голубые глаза.

Да, родная, я не забыл, как в студёном озере плескался январский за-кат и те, но ночи до рассвета лунные. С тех пор, пролетело 17 долгих лет, но их теперь не вернуть назад, эх, канули в воду наши годы юные. Отшумел наш клён, отзвенели наши метели в январе, в Вас теперь безответно влюблён – знаменитый художник Андрэ.

Ну, вот любимая, у нас опять за околицей метёт белая метель, и я давно измученный бессонницей иду в тёплую постель, а колючий снег, как и тогда, тихо падает на потускневшее окно, и я до восхода солнца смотрю любви немое кино, и в молитве прошу, чтоб закончился наш недолгий век.

Вы посмотрите, какая сегодня даль голубая, плывёт по реке глубокой! Как Вы там без меня родная? Вам там хоть не одиноко?! Ответьте, как нам дальше быть?! Память снова зовёт окунуться в зимний сад раскидистых лип, где над водой склонился лунный лик. Умоляю, любовь моя, напишите мне, Вы там хоть счастливы без меня?! Наверно, нет, и на этой ноте печальной я допишу свой любви сонет под звуки мелодии венчальной”.

Au revoir, Ваш Александр!

ЭПИЛОГ

До восхода кровавой зари, на краю неведомой земли я дремлю на холод-ной скамейке, и печальным взором пристально смотрю, как мимо меня про-ходят незнакомые лица. О, ответь мне судьба – злодейка, почему она мне до сих пор сниться?! О, моя Ирэн, Вы знайте, что где – то в переулке двух дорог я один в этом мире не сплю, и память о Вас в своём сердце храню. Хотя, о чем я говорю?! Ведь я так свою любовь и не сберёг?!

Зимнее утро. Седой полумрак, и только слышно, как на улице городские часы мне тихо говорили тик – так, тик – так. Я, как и Вы, бреду, неведомо куда по печальной мостовой, по знакомой аллеи городской, и до боли знакомая метель незаметно и неслышно струится по крышам. Видимо, нам не дано, судьбой быть вместе, наверно Богом нам предрешено проститься под дивный напев январской песни! Нас разлучила напрасная гордость, мы простились у моста, как незаметно пролетели те былые юные года, но нас не покинула безысходность!

Добавлено: 02-06-2018

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*