Ёж (Рассказ о природе)

Был весенний вечер. В лесу становилось все тише и тише.

В куче прошлогодних листьев под кустом послышался шорох. Кто-то там завозился.

Сухие листья посыпались в стороны. Из них выглянуло маленькое, острое рыльце с пятачком на конце, с веселыми, ясными глазенками и большим ртом.

Из листьев начал выбираться небольшой зверок в серой, колючей шубке. Он быстро и решительно прокладывал себе дорогу. Выбрался, понюхал воздух, стряхнул с себя листья, приставшие к колючкам, и побежал по дороге мелкими шажками, — топ, топ, топ… Другие животные бегут неслышно, а еж притопывает по твердой земле.

Вот еж остановился, ткнулся носом в землю, поймал жука и съел его. Вот он подсунул нос под кустик молодого подорожника и стал усердно подрываться под него своим крепким пятачком. Вырыл корешок, съел и побежал дальше.

Вдруг в кустах залаяла собака. Еж свернулся в клубок. Его лапки, мордочка, хвостик и мягкое брюшко, — словом все, что не было защищено колючками, в один миг спряталось в этом клубке.

Когда собака, а за ней два мальчика показались из кустов, на дорожке лежал серый, колючий шар. Острые иглы торчали во все стороны.

Мальчики, пожалуй, не увидали бы ежа, — так сливался цвет его колючек с серой землей. Но собака почуяла его. Она подбежала к ежу и залилась отчаянным лаем.

Мальчикам хотелось взять с собой ежа, но они не знали, как за него взяться.

Попробовали взять его и так и этак, ничего не удавалось. Наконец они отозвали собаку и убежали.

Когда в лесу стало опять тихо, еж полегоньку стал разворачиваться.

Показались ножки. Высунулось рыльце. Кожа на лбу была еще сморщена и глазки еще спрятаны под густой щетиной нависших наперед иголок. Но вот и эти иглы отогнулись назад, мордочка разгладилась, стала опять веселой и добродушной.

Еж фыркнул, понюхал, осмотрелся и побежал дальше.

——————–

Вот еж поднял нос кверху и стал жадно обнюхивать воздух. Да, он не ошибся, — пахло мышами. И еж со всех ног бросился на лесную полянку.

Там, на толстом корявом пне сидела лесная мышка. Торопливо перебирая лапками, еж подбежал к пню и высоко поднял голову. Его глазенки так и сверкали. Ох, как ему хотелось поймать эту мышь!

Но мышь сидела слишком высоко, чтобы еж мог схватить ее. Она притихла и прижалась к пню. Сердце мышки так и билось, — ведь еж был один из самых страшных врагов ее!

Еж обежал пень вокруг, постоял, опять обежал кругом, решил, что мышки ему не достать, и побежал дальше.

Вот овраг. Еж побежал скорее. Он знал, что там много лягушек, а около ручья на дне оврага под навесом из прошлогодних папоротников водились ужи.

Еж свернулся в клубок и, точно мячик, покатился вниз по склону оврага.

Он нисколько не ушибся, потому что твердые, упругие иглы защищали его тело от толчков и ушибов.

Всю ночь провел еж в овраге и ловил лягушек. Только под утро он, сытый, побежал домой, к куче сухих листьев, под которыми было его гнездо.

——————–

Настало лето. Больше стало в лесу жуков, червей, личинок, больше развелось мышей и лягушек, толще и сочнее налились теперь в земле коренья. Поспели ягоды, на кустах и деревьях завязались плоды.

Еж ел вволю. Его мелкие, острые-преострые зубки хорошо справлялись с твердыми надкрыльями жуков и с костями мышей и лягушек.

На лесной поляне, под камнем, около болота завелась ядовитая змея-гадюка. Раз как то еж набрел на нее. Он не испугался, схватил гадюку за голову и крепко сжал ее своими сильными челюстями.

Гадюка была сильна. Она извивалась всем телом, старалась сбросить ежа и кусала его в брюшко, в голову, в губы. Еж не отступал.

Наконец страшная змея обессилила. Она вытянулась и умерла. Еж отряхнулся, расправил иглы, съел гадюку вместе с ее ядовитыми зубами и как ни в чем не бывало, побежал дальше.

Всякое другое животное, даже человек, от иного укуса гадюки могло бы заболеть и даже умереть, а для ежа ее яд не страшен.

——————–

В одно тихое, раннее утро еж бежал по лесу к своему гнезду. Он торопился. Чем ближе подбегал он к гнезду, тем быстрее перебирал своими коротенькими ножками.

Да и как было не торопиться ежу? — Там, в самой чаще кустарника, в мягком, теплом, новом гнезде лежало теперь пятеро его маленьких ежат.

Ежата спали, прижавшись, друг к другу. Когда листья около них зашуршали, они все разом проснулись.

Ежата были препотешные, — голые, розовые, со смешными мордочками с пятачками на носиках.

Мать торопливо обнюхала их одного за другим, легла возле них и подставила им свое брюшко. Ежата тыкались носиками, спеша найти соски матери. Нашли и принялись жадно сосать.

——————–

Прошло несколько недель. Ежата подросли, окрепли, обросли мягкими, светлыми иглами. Иглы понемногу темнели и делались тверже. Ежата уже могли сами бегать.

Мало уже становилось им материнского молока и того корма, который приносила им мать.

В тихую, лунную ночь ежиха осторожно вывела свою семейку из гнезда и повела ее по лесу. Она держалась поближе к кустам и высокой траве, чтобы было, куда спрятаться в случае опасности.

Мать шла впереди. Она то и дело обнюхивала воздух и прислушивалась. Ежата бежали за ней. Они все рассматривали, все обнюхивали, прислушивались, как будто удивлялись всему, что видели в первый раз.

Мать часто останавливалась и тихо сопела. Так она подзывала к себе ежат. Она показывала им как ловить жуков, как выкапывать кустики подорожника, чтобы вытащить целиком его длинный, вкусный корень.

Теперь ежата каждую ночь выходили на прогулку и оставались в лесу все дольше и дольше. Научились они узнавать, где под землей водятся черви и как их доставать. Научились подстерегать и ловить мышей и лягушек. Научились крепко свертываться в клубок и забиваться в такие уголки, где их было почти невозможно найти.

——————–

Наступила осень. Лес разукрасился желтыми, бурыми и красными листьями. Рябина и калина были усыпаны красными ягодами.

Еж по-прежнему бегал целые ночи по лесу, но теперь он был снова один. Его ежата выросли и разбежались. Каждый стал заботиться сам о себе.

Еж ел вволю и очень разжирел. Да ему и необходимо было заготовить себе под кожей большой запас жира. Ведь всю зиму ежи лежат в своем гнезде, не едят, не двигаются, спят, как мертвые. Их жизнь поддерживается только тем жиром, который они накопили за лето. За зиму они совсем отощают, исхудают.

Начались дожди. Холодный ветер закрутил охапки сухих листьев.

Еж долго, суетливо бегал по лесу, пока не нашел в частом, мелком ельнике, под кучей хвороста глубокую ямку.

Он долго, усердно рыл землю, чтобы сделать ямку глубже и удобнее. Работал и пятачком своим и лапками.

Наконец, ямка стала так глубока, что ежа и не видно из нее. Еж перестал копать и начал таскать в ямку сено, солому, мох и листья.

Свернется еж в клубок и катается по сухим листьям. Листья нацепятся на его иглы, и ежик поспешно бежит с ними к гнезду. Прибежит, стряхнет листья в ямку и снова бежит на работу.

Скоро над гнездом лежал целый ворох листьев, а внутри гнездо было заботливо выстлано мохом, сухой травой и соломой. Из гнезда шли в стороны два выхода.

Наступили холода. Еж залег в гнездо, заткнул мохом все ходы, зарылся в мягкую подстилку и заснул.

Он прижал голову к теплому брюшку, закрыл ее сверху лапками, — ничего не видно, кроме колючих иголок.

Спит ежик, пока не разбудит его весеннее тепло.

В. Лукьянская. В лесу. Рисунки Г. А. Ечеистова. Издание второе, дополненное. М.: Посредник. Типография «Коминтерн» и школа ФЗУ им. КИМа, 1934

Добавлено: 07-08-2019

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*