За прилавком

От тихих девушек, безысходной мечтательностью исходящих, от изысканно эстетизирующих людей, украшающих свою пустую, бездеятельную жизнь лоскутами красивости, от всех этих пережитков и наследия эпохи, декадансом прозванной, невольно мыслью возвращаешься к находчивости того молодца, который, вот, уже много лет тому назад, в век победоносного расцвета блестящей эстетической культуры, нежданно для всех, провозгласил свое знаменитое:

«Дыр бул щыл»…

Или другого, который, вопреки всем утонченным правилам изысканных вернисажей, эпатировал на одном из них собравшихся там эстетных чучел ни то морковью, ни то столовой ложечкой в петлице — сейчас не помню.

Неумно?

Не остроумно?

— Не знаю, но только знаменательно, — это наверное, а главное необходимо, тогда было необходимо.

Вот, Андрей Белый в № 2 «Нашего Пути» кается, что «долго обманывал он читателя, преподнося ему утончения контрапунктов из образов и красиво отделанных фраз» и «не будучи в состоянии вскрыть своей подлинной точки, заговаривал зубы себе самому».

И даже больше: дарование, которое чтил в нем читатель — «фальш, которою мы себя обманываем и закрываем возможность в себе стать людьми; убиваем младенца в себе, точно воины Ирода».

Значит и «дыр бул щыл», и морковка или ложечка чайная в петлице, — вовсе уж не так неумно, как казалось.

Это уж тогда пришел долгожданный младенец, поразившийся «фальшю талантов», ничего не понявший в утончениях контрапунктов из образов и красиво отделанных фраз, над которыми, глубокомысленно разбирая иероглифы, сидело целое поколение геморроидальных молодых людей.

— Я стану писать, как… сапожник «негодными средствами», — заявляет А. Белый в покаянии своем.

Совсем как один футурист, доказывавший, что написанное должно звучать, как скрип немазаных колес телеги.

Но не поздно-ли для А. Белого?

Младенец футурист успел уже вырасти, не загубив в себе «младенца», не заговорив себе и другим зубы утончением контрапунктов из образов и всего прочего.

Но Белому ли, заматеревшему в словоблуде, давно уже раздавленному «полновесными кирпичами специальных изследований», ему ли спасать в себе младенца и вскрывать теперь свою «подлинную точку»?

Поистине поздно.

И поистине невероятно, ибо в том же № «Нашего Пути», но в другой статье, Андрей Белый снова воин Ирода, снова — только раздавленный полновесными кирпичами фальши и лжи.

Виктор Ховин.

Книжный угол. № 2. Критика. Библиография. Хроника. Птб.: Издательство «Очарованный странник», 1918

Добавлено: 01-06-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*