Зимние грезы

I.

Вечер святочный стихает.
Сон над улицей глухой,
Сквозь метель окно сияет
Белой шторой в тьме ночной.

Там на шторке ручки голой
Силуэтом локоток,
Смех девичий, смех веселый
В сердце грезы мне зажег.

Развернулися страницы
Позабытых прошлых лет:
Не ее ль — моей царицы
Этот смех и силуэт?..

То не сцена ли былая?..
В ней не сам ли я герой,
Ручку нежную лобзая
С юной страстью огневой..?

II.

Сияет ярким светом
Морозная луна,
Серебряным глазетом
Блестит узор окна.

О если б предо мною
Вдруг заслонил глазет
С распущенной косою
Заветный силуэт!

Как шел-бы в блеске этом
Сноп искристых лучей
К плечам полураздетым
Под прядями кудрей!

III.

Расстилается степь снеговой пеленой;
Вьюга хлопьями льдистыми хлещет;
Мрак и ночь; лишь под снежною, мутною мглой
Огонек отдаленный чуть блещет.

Вот пропал, вот блеснул, пробивая лучи,
И, как звездочка, ярко мигая…
Спит безжизненно степь, лишь в пустынной ночи
Где-то песня звучит удалая.

В этой песне звучат на раздольи снегов,
Разливаясь по шири пустынной,
Отголоски забытых, минувших веков, —
Отголоски эпохи старинной.

Эта песня, с отвагой ее удалой,
Под полуночной вьюгою снежной,
Не живая-ль душа темной ночи степной,
Не душа-ль этой шири безбрежной?…

IV.

Вот и свежестью зимней пахнуло,
Выпал первый снежок на полях,
Забелела родная дорожка,
Убегая в поблекших кустах.

Запоздалая бедная травка
Из под снега украдкой глядит,
Будто лето роскошное вспомнив,
С Божьим светом прощаясь, грустит.

Живо вспомнил я старое время,
Поздней осенью первый снежок,
И темнеющий сумрак вечерний,
И в окошке твоем огонек.

На деревьях повиснувший иней,
И дорожку по снегу в саду,
И следы твоей маленькой ножки
По прозрачному звонкому льду.

И снежок, так лукаво за спину
Мне засунутой ручкой твоей,
И, так много давно улетевших,
Позабытых, но милых теней!..

V.

Луна сквозь морозный стекла
Сиянье волшебное льет;
Бьет полночь; из старой колоды
Бубновая дама встает,

С венцом на кудрях золотистых,
С пунцовым тюльпаном в руках, —
Любовь с целым раем и адом
Во влажных и томных глазах.

Червонный король перед нею
Склонился с ревнивой тоской,
И сердце червонное жарко
В нем страстью кипит огневой.

И шепчет он даме бубновой:
«Мой ангел! ты будешь моей?»
Но дама с капризной гримаской
Мотает головкой своей:

«Король! ты над царством воздушным,
Царь в области грез и идей!..
Карман же твой пуст, убирайся!
Мой муж будет туз козырей»!…

За дамой толпятся валеты
И лысые в лентах тузы;
А дама им делает глазки,
Резвясь веселей стрекозы.

Король, со слезами и грустью,
Уходит в томлении прочь
И к льду на окне примерзает,
Тоскуя и плача всю ночь.

Так мерзнут, поссорившись с жизнью,
Мечтаний и дум короли,
A счастие пьют в изобильи
Тузы и валеты земли…

VI.

О, Боже, мой Боже! Я счастливь вполне:
Я вместе и пьян и влюблен,
А вечер морозный при полней луне
Волшебен, как сказочный сон.

Все чудо вокруг: вон с шиньоном, в очках
Газету читает луна,
У ней папироска дымится в зубах,
И губки надула она.

Вон вертит шарманку причудливый бес
Из тучки прозрачно-сквозной,
И пляшет мазурку в эфире небес
Сверкающих звездочек рой.

Вон дым, извиваясь, полез из трубы,
Приняв человеческий вид.
О, Боже! ведь это, по воле судьбы,
Издатель знакомый летит…

А иней морозный по стеклам окна
В волшебных горит огоньках,
Алмазные искорки теплите луна
На пышных хрустальных цветах,

О чудо!.. из ярких морозных лилей,
Расцветших на льдистых ветвях,
Смеются головки хорошеньких фей.
В сверкающих звездных венцах…

Красотка! и ты — в их волшебном кругу,
Вина ты даешь, мне бокал,
Но чар волшебства я снести не могу
И падаю там, где стоял…

Вокруг же лепечет рой фей ледяных,
Бряцая в волшебный тимпан:
«Поэт он во-первых, влюблен во-вторых,
А в третьих и в главных.,. он пьян!..»

VII.

Калитка скрипнула и снова тишина,
Сиянье ровное по снегу льет луна,
Шагами звучными по улице глухой
Иду я счастливый, исполненный тобой,
Весь полный чарами и ласкою твоей.
Весь полный звуками и песен и речей…
Над улицей парит спокойный тихий сон,
Вдали над крышами синеет небосклон,
В его лазури мне мерещится твой взгляд.
Веселых домиков смеется целый ряд,
Взгляну в последний раз назад на милый дом —
Он весь в тени, объят глубоким тихим сном
Над ним так ласково светлеет синева,
Оттуда слышатся мне милые слова,
И голос песенки наивно так звенит
И сердцу сладкое мне что то говорит,
Со смехом на устах твой образ манит в даль,
И так светлы в душе и радость и печаль!

Раздел “Любовь и грезы”

Сны на-яву. Собрание стихотворений Л. И. Пальмина. Издание В. М. Лаврова и В. А. Федотова. М.:  Университетская типография (M. Катков), 1878

Добавлено: 23-01-2017

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*